Истории от Олеся Бузины. На руинах победы

28 октября, в День освобождения Украины от немецко-фашистских захватчиков, президент Петр Порошенко и премьер-министр Арсений Яценюк все-таки возложили венки у памятника Неизвестному солдату в киевском парке Славы. Для многих это стало даже неожиданностью. Подвиг советского народа в Великой Отечественной войне, вклад в него украинцев в нынешней «независимой» державе принято преуменьшать. Незадолго до символического жеста двух первых лиц страны Институт национальной памяти даже рекомендовал журналистам перестать употреблять сам термин — Великая Отечественная, заменив его безликим Вторая мировая.

На протяжении двух последних десятилетий в Победу откровенно плевали. О штрафных батальонах — пожалуйста. О СМЕРШе и особых отделах — сколько угодно. О поражениях — с каким-то просто мазохистским умоисступлением. А о Победе? О том, почему все-таки победили? Вот этих европейских и умных? С таким гениальным фюрером и лучшим в мире Вермахтом? Разве могли это сделать «недочеловеки», по версии национал-социалистического учения? «Совки», как стали клеймить победителей либеральные прохвосты в перестроечные времена? И «ватники», как новомодно обзывают их теперь? Может, и в самом деле, не Великая и не Отечественная, а так — миф, сказка… Может, прав это самый Институт национальной памяти во главе с человеком, который едва ли не больше времени проводит в США, а не в родной Украине, наведываясь, чтобы подмахнуть подобный циркуляр?

Возле Богдана. Советские офицеры в освобожденном
Киеве, ноябрь 1943 г.
Возле Богдана. Советские офицеры в освобожденном Киеве, ноябрь 1943 г.

А ПОМНЯТ ОТЕЧЕСТВЕННУЮ. Но как быть тогда с другим институтом? С институтом памяти народной? Нигде он не значится в бумагах Министерства финансов. Никто не выделяет на его финансирование ни копейки из госбюджета. А «спасибо деду за победу» все равно повторяют. А карточки предков с медалями «За отвагу» на черно-оранжевых («гвардейских», «георгиевских», «цвета дыма и пламени»!) ленточках висят в каждой семье. Или бережно хранятся в альбомах, откуда их даже праправнуки будут вынимать и спрашивать: «Кто это?».

Можно разжаловать Институт национальной памяти в контору по переименованию святынь. Можно попытаться забыть прошлое. Но разве переименуешь орден Отечественной войны на груди моего деда — лейтенанта Дмитрия Бубыря, полученный за уничтоженный фашистский танк? Вот он на фотографии, рядом со знаком «Гвардия»! Честно заслуженный в бою. И медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне» на его груди слева, которой награждались, согласно статусу, «все военнослужащие и лица вольнонаемного штатного состава, принимавшие в рядах Красной Армии, Военно-Морского Флота и войск НКВД непосредственное участие на фронтах Отечественной войны». Понимаете, ВСЕ!

Потому что подвиг это был ОБЩЕНАРОДНЫЙ. И вклад каждого советского солдата в него попробуй оценить. И того, что был в пехоте. И того, что на флоте. И того, что в войсках НКВД. Ведь род войск не выбирают. Куда направят, там и служишь. Если Киев в 1941 году последней оставила 4-я дивизия войск НКВД, разве этот факт теперь выбросишь из прошлого? Как и то, что именно в структуру НКВД — Народного комиссариата внутренних дел — входили Пограничные войска, первыми встретившие врага 22 июня 1941-го. Так было. Значит, и в памяти нашей ТАК должно быть.

И не приходите в ужас при слове НКВД. Знаете, как полностью называлась та часть, которая последней отступила из Киева? 4-я дивизия войск НКВД СССР по охране железнодорожных сооружений. Никаких невинных жертв тоталитарного режима она не расстреливала. Она железные дороги от диверсантов охраняла. Это тоже, между прочим, входило в обязанности советских чекистов. Хорошая «киевская» дивизия — штаб ее и один полк до войны располагался в столице советской Украины. А другие подразделения были разбросаны по железнодорожным веткам — в Казатине, на станции Бобринская, в Шостке. Уходить последним, когда по пятам наступает враг, — непростое дело. Как и брать позиции первыми.

15 000 000 МЕДАЛЕЙ И ИСТОРИЯ ОДНОЙ СЕМЬИ. Медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне» всего награждено около 15 миллионов человек. Почти каждый десятый гражданин Советского Союза того времени — согласно переписи 1939 г. в СССР жило 170,6 млн человек. Представляете, какая это сила — ПЯТНАДЦАТЬ МИЛЛИОНОВ награжденных! За пот, за страдания. Но, главное, за ПОБЕДУ!

В детстве я расспрашивал своего деда, как он получил свой орден. Мне казалось, что это так мало — ОДИН танк. В фильмах немецкие «Тигры» горели десятками. В 70-е война уже стала просто заработком для ушлых режиссеров. По телевизору все время крутили польских «Четырех танкистов и собаку» с неистребимым экипажем. Там все живыми оставались, даже когда немецкий снаряд сносил башню. Любой танкист вам скажет, какая это наглая ложь. Снесенная башня значит, что внутри танка взорвался боезапас. Тут никто бы не уцелел! А дед был реальный, живой. С одним подбитым танком. После войны он служил в Германии, потом в Крыму и уволился уже капитаном при Хрущеве. Мы встречались с ним на его родине — в селе на Черниговщине, куда он приезжал время от времени навестить своих сестер, так и не вышедших из-за войны замуж. Мужиков-то не осталось. А меня привозили из Киева на каникулы. Мы пилили дрова, разговаривали.

В его жизни отразилась вся история нашей страны первой половины века. Сын царского офицера, раскулаченного и репрессированного в 20-е годы. Чуть не умер от голода в 33-м. Моя бабушка — его сестра — уцелела только потому, что ее забрала к себе бездетная тетка, муж которой служил на железной дороге и получал паек. Перед войной выросший Дмитрий завербовался на завод. Это позволило ему уехать из деревни. И оказался на фронте чуть ли не с первых дней войны. Больше всего он, по его словам, боялся попасть в плен. Чтобы не пострадали родственники. Ведь сын репрессированного. Сын царского офицера. Выходил из окружения в 41-м из последних сил. Ел березовую кору вместе с товарищами. Воду пили из луж. Немецкая пуля как-то черкнула его по самому гребню каски, словно отмечая «счастливую» судьбу. А потом танковое училище, и сын царского офицера становится офицером советским.

И ведь была для них та война именно Отечественной! Репрессированному прадеду немцы предлагали стать старостой в селе. Такая подходящая кандидатура, обижен советской властью. А он отказался. Как он мог служить немцам, если с ними еще в Первую мировую воевал? Если пришли они именно как оккупанты. Если сын его тоже воевал с ними уже в Красной Армии.

Под какие формулировки псевдоисторических институтов можно подогнать судьбу всего одной этой украинской семьи? А сын того советского «активиста», что их раскулачивал, при немцах (видно, у всех активистов природа такая!) почему-то оказался в полиции. И оккупанты не грозили ему никакой «люстрацией». И не поминали коммунистическое прошлое папаши. И колхозы, кстати, не распускали — пусть работают, как при Сталине. И заворачивал этот полицай, как и его папа-комбедовец, в наш дом и наводил винтовку на прадеда и попрекал, что сын его на фронте. Почему приходил? Да, видно, нравилась ему моя бабушка, и вообще покуражиться хотелось — власть показать. Разве думалось ему в 42-м, что вернется Красная Армия победительницей? Приспособился, и хорошо. Как его папа при ранних большевиках. А Красная Армия вернулась и тут же мобилизовала этого полицая, тоже не особенно интересуясь его «подвигами». Но когда он зашел к моей бабушке повиниться, то та, хоть и была человеком ангельской кротости, проводила его на войну словами страшными: «Чтоб тебя первая пуля не миновала!». Видать, здорово допекла его семья моих пращуров в 30-е и 40-е… И таки не миновала пуля! Высшая справедливость? Не знаю. Измерить точными формулировками все, что пережило то поколение, невозможно. Ясно только, что Победу они называли Победой. А войну — Великой и Отечественной. И тех, кто вернулся в 43-м, — «нашими».

Это было какое-то особое, утробное, биологическое чувство. Высшее ощущение «своего» — родного, настоящего. Голос крови, если хотите. Ведь война Отечественная накладывалась еще и на недовоеванную, подспудно тлеющую гражданскую. И каждый бывший белый или петлюровец для себя определял, на чьей он будет стороне? Кто знал, что Победа станет возможной только благодаря синтезу красной звезды и белых погон? Благодаря тому, что впервые Страна преодолела великий раскол Революции, встретившись с еще более страшным внешним врагом?

ГИТЛЕР НЕ ХОТЕЛ УКРАИНУ. Что нес новый нацистский порядок на украинские земли? Откройте письмо Мартина Бормана министру по делам Восточных территорий Альфреду Розенбергу. Оно написано как раз в Украине, в Виннице, где находилась ставка Гитлера: «По поручению фюрера я довожу до Вашего сведения его пожелание, чтобы Вы соблюдали и проводили в жизнь в политике на оккупированных восточных территориях следующие принципы.

1. Мы можем быть только заинтересованы в том, чтобы СОКРАЩАТЬ прирост населения оккупированных восточных областей путем абортов. Немецкие юристы ни в коем случае не должны препятствовать этому. По мнению фюрера, следует разрешить на оккупированных восточных территориях широкую торговлю предохранительными средствами. Ибо мы нисколько не заинтересованы в том, чтобы ненемецкое население размножалось.

2. Опасность, что население оккупированных восточных областей будет размножаться сильнее, чем раньше, очень велика, ибо само собою понятно, его благоустроенность пока намного лучше. Именно поэтому мы должны принять необходимые меры ПРОТИВ РАЗМНОЖЕНИЯ НЕНЕМЕЦКОГО населения.

3. Поэтому ни в коем случае не следует вводить немецкое обслуживание для местного населения оккупированных восточных областей. Например, ни при каких условиях НЕ ДОЛЖНЫ производиться ПРИВИВКИ и другие оздоровительные мероприятия для ненемецкого населения.

4. Ни в коем случае не следует давать местному населению более высокое образование. Если мы совершим эту оплошность, мы сами породим в будущем сопротивление против нас. Поэтому, по мнению фюрера, вполне достаточно обучать местное население, в том числе ТАК НАЗЫВАЕМЫХ УКРАИНЦЕВ, только чтению и письму.

5. Ни в коем случае мы не должны какими бы то ни было мероприятиями развивать у местного населения чувства превосходства! Необходимо делать как раз обратное!
6. Вместо нынешнего алфавита в будущем в школах надо ввести для обучения ЛАТИНСКИЙ шрифт.

7. Немцы должны быть обязательно удалены из украинских городов. Даже размещение их в бараках вне городов лучше, чем поселение внутри городов! Ни в коем случае не следует строить русские (украинские) города или благоустраивать их, ибо местное население не должно иметь более высокого жизненного уровня.

Немцы будут жить в заново построенных городах и деревнях, строго изолированных от русского (украинского) населения. Поэтому дома, строящиеся для немцев, не должны быть похожи на русские (украинские). Мазанки, соломенные крыши и т. д. для немцев исключаются.

8. На коренной территории империи, подчеркнул фюрер, слишком многие вещи регламентированы законом. Этого мы ни в коем случае не должны практиковать в оккупированных восточных областях. Для местного населения не следует издавать слишком много законов: здесь надо обязательно ограничиться самым необходимым. Немецкая администрация должна быть поэтому небольшой. Областному комиссару надлежит работать с местными старостами. Ни в коем случае НЕ СЛЕДУЕТ создавать ЕДИНОГО украинского правления на уровне генерального комиссариата или даже рейхскомиссариата. Ваш М. Борман».

Этот документ был отправлен из ставки фюрера 23 июля 1942 года. Наши с вами предки не знали о его существовании. Это было СЕКРЕТНОЕ письмо. Не для их глаз. Но они чуяли правду каким-то высшим чувством. Потому и сражались ПРОТИВ этого. Против почетного права быть необразованными рабами нацистской Европы, которым из всех благ западной цивилизации подарили только презерватив. А они хотели быть офицерами и инженерами, летчиками и учеными. Их влекли Знание и Свобода. За их спиной был промышленный потенциал СССР, выросший по сравнению с дореволюционной Россией 1913 г. почти в восемь раз, ликвидированная за двадцать лет советской власти неграмотность и уверенность в своей востребованности. Они знали, что солнце встает с Востока и что, только умирая, человек ложится головой на Запад.

Одна из причин трагедии гражданской войны, снова вернувшейся в Украину, — то, что все мы не ценили наследие Победы в Великой Отечественной. Его разворовывали олигархи и политики, а народ безмолвствовал, довольствуясь тем, что осталось. И вот снова дожили до взаимного истребления. До того, о чем мечтал Гитлер — чтобы славяне не размножались. Но вспомните: у подавляющего большинства тех, кто воюет сегодня на Востоке по обе стороны фронта, дед был СОВЕТСКИМ СОЛДАТОМ. Как и у меня. Вспомните и остановитесь.

Олесь Бузина, 31 октября 2014 года

https://buzina.org/povtorenie/

на сайте супер гдз 7 класс решебник русский 4 скачать гдз по немецкому решебник рус 8 класс решение задач интернет решебник по математике бесплатное решебник татар теле 2 класс английский решебник карпюк алла несвит 5 класс решебник гдз пименова решение задач по математике зубарева учебник по русскому гдз гдз тут класс 7 афанасьева решебник задачи гдз тут гдз по химии класс рудзитис решебник по алгебра 7 класс решебник 2011 гдз голицынский решебник по обж 11 класс здесь здесь sitemap дудницын геометрия решебник 9 класс sitemap дудницын геометрия решебник 9 класс sitemap
ссылка sitemap