Константин Кеворкян. Раздумья о первом двадцатилетии «Первой столицы»

«Ты помнишь, как всё начиналось?..»

Сначала была телепрограмма «Первая столица». Ввиду того, что происходила реорганизация телекомпании «Тонис-Центр», ведущим журналистам было выделено по дню, за которые они отвечали. Наш день был воскресенье. «Первая столица» была реорганизована в видеоканал, то есть набор различных программ, которые заполняли эфирное время «Тонис-Центра» 1994 года. Дальше закрепилось название «видеоканал «Первая столица» как некий набор независимых рубрик. И это название, как говорится, осталось с нами. Но сама программа — она началась с 1992-го. В принципе, в том же формате, что существует сейчас, то есть рассказ о Харькове, о его истории и культуре. Сама задумка программы об истории города была немного раньше, когда я работал ещё в первой группе Сергея Потимкова на АТВ-1. Но по независимым от Сергея и меня причинам тогда эта передача не была создана.

А 13 февраля 1992 года состоялся первый эфир программы «Первая столица», которая в течение нескольких выпусков приобрела своё лицо, хронометраж, заручилась поддержкой человека, без которого она, наверное, не могла бы появиться, — нашего ведущего краеведа Александра Юрьевича Лейбфрейда, ныне покойного, к сожалению, который очень много сделал для того, чтобы иллюстрировать наши изыскания фотографиями из своего богатейшего фонда. После чего, как я уже сказал, был этап видеоканала, дальше мы стали самостоятельной продакшн-студией, которая выходила практически на всех харьковских каналах, то увеличивая хронометраж и частоту выходов в эфир, то, наоборот, в связи с финансовыми или кадровыми проблемами, сокращая. Но в целом мы на данный момент являемся старейшей авторской программой украинского независимого телевидения. Это достаточно просто определяется, поскольку тогда «Тонис-Центр» был единственной независимой телекомпанией Украины. С тех пор в эфире сохранились только мы.

Сам себе финансист

Сейчас, заглядывая в рамках подготовки к юбилею в наши архивы и отсматривая ролики, которые посвящались 5-летию, 7-летию, 10-летию и другим -летиям «Первой столицы», я обратил внимание, что финансовая проблема всегда обыгрывалась в них с той или иной степенью иронии. Это проблема, с которой мы сталкивались всегда. Суть состоит в том, что мы являемся самостоятельной студией и всё, что мы можем заработать, мы можем и потратить. Это, с одной стороны, очень утомительно, поскольку проблемы выживания в нашей стране для всех являются непростыми, но, с другой, мы уже почти 20 лет живём в капитализме, по средствам, ни на кого не рассчитывая. И я, может быть, один из немногих людей в украинской журналистике, который может себе позволить говорить то, что он хочет говорить. Моя свобода слова обусловлена тем, что мы находимся вне дотаций от состоятельных спонсоров и, соответственно, их воздействия на редакционную политику.

Ныне времена сложные, поскольку оборот рекламных средств, в принципе, в стране резко упал, что почувствовали очень многие. С другой точки зрения, мы наладили довольно тесное сотрудничество с таким представительным фондом, как «Русский миръ», который помогает нам обеспечивать материально тот цикл программ, который рассказывает харьковчанам о русскоязычной культуре Харькова. Мне очень хотелось бы, чтобы и украинские фонды наконец-то обратили внимание на то, что Харьков является центром не только русской, но и украинской культуры. А мы, со своей стороны, сделаем всё, чтобы профессионально выполнить ту часть работы, которая зависит от нас.

Как это будет по‑украински?

Было достаточно много принято законных и подзаконных актов, которые обуславливали принудительный переход СМИ на украинский язык. И был период, когда мы выходили «с сурдопереводом» — в углу экрана сидел человек в вышиванке и делал какие-то пассы руками и таким образом дублировал меня на украинский язык…

Для меня как для журналиста вопрос владения языком является основополагающим, принципиальным. Поскольку я, работающий в кадре, несу личную ответственность за то, чтобы наиболее точно донести ту или иную мысль до телезрителей. И я всегда придерживался того, что лучше я буду говорить хорошо по-русски, чем плохо по-украински. Это уважение к тому же украинскому языку.

Кстати, тех программ, где сурдопереводчика в вышиванке изображал один из журналистов, было, по-моему, две, потом нас попросили прекратить это издевательство.

Депутатство как двигатель прогресса

Мое депутатство, безусловно, помогало «Первой столице», поскольку это давало определённый манёвр во власти, вне зависимости от смены режимов. У нас сложились хорошие дружественные связи со всеми, и нас было довольно проблематично «прикрыть». Любой харьковский голова считал своим долгом с уважением относиться к истории нашего города, а значит, опосредованно, с уважением относиться к программе, которая этой историей занимается. С назначаемыми из Киева губернаторами, как представителями государственной власти, у нас были свое­образные отношения. Вплоть до того, что приходилось быть и в полной оппозиции.

Второй момент — это то, что депутатская работа позволяет общаться с большим количеством людей без лишних препятствий, что помогает в журналистской работе, когда мы ищем ту или иную информацию. Например, в работе с архивами, музеями мы в какой-то степени представляем собой и власть.

Но смысл депутатской работы, конечно, — работа с избирателями, поэтому говорить о прямой зависимости нельзя: мол, «Первая столица» существует только благодаря моему депутатству. Просто оно предоставляет нам дополнительные возможности, которые мы стараемся использовать.

Никаких Майданов!

Я до 2005 года был беспартийным. И стал партийным в конце 2005-го, когда мне лично предложил вступить в Партию регионов Евгений Петрович Кушнарёв. И я не могу сказать, что тогда это был самый сладкий выбор, поскольку ПР находилась в глухой оппозиции, и человек, который демонстративно вступал в оппозиционную партию, естественно, получал далеко не конфеты от власти. Он расценивался ею как противник, а учитывая журналистскую работу — ещё и как идеологический противник. Другое дело, что, в принципе, это соответствовало моим настроениям, моему представлению о пути, по которому должна была идти Украина. Но я постарался максимально отделить журналистов от каких-то нотаций, партийных указаний, которые могли бы вступать в противоречие с их выбором, с их совестью. И, допустим, шеф-редактор видеоканала Наталья Васильевна Катрунова является человеком, который исповедовал, как говорили тогда, «оранжевые» взгляды, что абсолютно не мешает нашему творческому сотрудничеству. Она отвечает за творческую составляющую «Первой столицы», и мы, естественно, поддерживаем нормальные дружеские цивилизованные отношения.

Начальник живых людей

Я в меру строгий начальник, поскольку без дисциплины не бывает телевидения. Телевидение — это по сути точная наука и определённый минимум дисциплины поддерживаться должен, иначе будут срывы эфира и прочие неувязки, которые: а) дискредитируют нас в глазах телекомпаний; б) дискредитируют в глазах рекламодателя. А это значит, что мы в короткое время лишимся средств к существованию. С другой стороны, будучи сам человеком творческим, я понимаю, что где-то перегнуть палку нельзя, ибо все мы живые люди, все мы имеем свои достоинства и недостатки.

Уйти или остаться?..

Такое желание было неоднократно, и я исхожу из того, что человек, который двадцать лет — нет, больше двадцати — говорит телезрителям: «Здравствуйте, уважаемые телезрители!», может этим телезрителям и надоесть. В любом творчестве важно вовремя выйти из игры. Это вопрос и собственного чувства вкуса и меры. Я собирался в любом случае довести эту программу до 20‑летия. Это был вопрос принципа, вопрос, возможно, магии круглых цифр. Но, естественно, я не могу на следующий день закрыть программу: у меня есть обязательства перед рекламодателями, перед грантодателями, перед сотрудниками, в конце концов. Хотя определённое облегчение я уже чувствую: огромная для телевидения дата пройдена, и я могу уже сказать, уходя, что сделал, как мог, и пусть кто может, сделает лучше. Другое дело, что не всё зависит от моего решения, много зависит от экономической ситуации в стране, от того, насколько я ещё смогу изнурять себя поисками финансирования для того, чтобы рассказывать харьковчанам об их собственной истории и культуре, от понимания того, кому это вообще нужно…

Круг друзей

За время выхода в эфир у «Первой столицы» сложился круг друзей. Проверенных в дружбе. Наглядный пример: к моменту проведения нынешнего юбилея лишних средств у нас не было. Мы обратились к нашим деловым партнёрам, и многие из них откликнулись. К примеру, приезжали иногородние гости — возник вопрос, где поселить их, накормить…

Но в целом приходится рассчитывать на свои силы. В качестве примера — как мы отмечали 15-летие «Первой столицы». Был пышный и очень серьёзный праздник, был интересный концерт — но люди наверняка не знали, что как раз в то время «Первая столица» находилась на улице, нам негде было даже хранить оборудование, мы выходили, чудом монтируя программу в каких-то подсобных помещениях. Чтобы выплачивать людям зарплату, я заложил в банк свой автомобиль.

Имя нужно защищать

Приходилось судиться. В основном это было связано с защитой торговой марки «Первая столица», которая официально зарегистрирована на моё имя. Естественно, мы не судимся с теми, кто организовывает конкурсы и фестивали, но когда заправки, мясокомбинат, квартирное агентство… Особенно если потребитель сталкивался с некачественным товаром или услугой — и ассоциировал это с моим именем. Но могу сказать одно: право интеллектуальной собственности защищено у нас крайне слабо. И это тоже меня огорчает. Но то, что название программы стало синонимом Харькова, — это уникальное явление.

Вошли в историю

Уникальность Харькова состоит в том, что его история оказалась вне рамок телевизионных форматов. Телепрограмма живёт три-четыре года. От силы пять лет. И то, что нашей программе, которая занимается примерно одним и тем же 20 лет, говорит о том, что история города неисчерпаема, что далеко не все её составляющие нами исследованы. Например, мы сейчас делаем очень интересный цикл «Харьков в русской литературе», который вроде бы очевиден и лежит на поверхности. А второй момент — мы и наше поколение уже потихоньку становимся историей, в хорошем смысле этого слова… И один из циклов, который у нас идёт, — «Город, которого нет», о Харькове 1970–1980-х — пользуется огромным успехом. Мы уже понимаем, что жизнь, прожитая нами, является интересным историческим фактом для будущих поколений. Мы уже тоже часть истории Харькова…

Записала Любовь Шевченко «Время»

на сайте супер гдз 7 класс решебник русский 4 скачать гдз по немецкому решебник рус 8 класс решение задач интернет решебник по математике бесплатное решебник татар теле 2 класс английский решебник карпюк алла несвит 5 класс решебник гдз пименова решение задач по математике зубарева учебник по русскому гдз гдз тут класс 7 афанасьева решебник задачи гдз тут гдз по химии класс рудзитис решебник по алгебра 7 класс решебник 2011 гдз голицынский решебник по обж 11 класс здесь здесь sitemap дудницын геометрия решебник 9 класс sitemap дудницын геометрия решебник 9 класс sitemap
ссылка sitemap