И парламент Каталонии 27 октября дал этот повод, когда официально провозгласил независимость от Испании. На улицах Барселоны начались народные гуляния. А в Мадриде собрался сенат. И объявил о роспуске парламента региона, лишении полномочий правительства и назначении на 21 декабря новых выборов. Исполнение обязанностей главы Каталонии было возложено на мадридскую чиновницу, вице-премьера правительства Испании Сорайю Саэнс де Сантамарию.

На следующее утро к началу рабочего дня в здании женералитата появился лишь один из министров распущенного Мадридом регионального правительства. Спустя полчаса и он покинул здание. Лидер “индепендистов”, низложенный Мадридом глава Каталонии Карлос Пучдемон и его соратники по Европейской демократической партии Каталонии (PdeCAT) выехали за пределы Испании, чтобы их не арестовали за “державну зраду”.

Полторы сотни сотрудников аппарата женералитета были уволены немедленно. Остальные госслужащие пока не подверглись репрессиям. Как сообщило агентство Reuters, абсолютное большинство учителей и других работников бюджетных учреждений к призыву всеобщей забастовки не прислушались. Опрошенные The New York Times каталонцы объяснили свой выход на работу боязнью сокращений и потери заработка.

Это позволило мировым СМИ говорить, что каталонцы на самом деле хотят финансовых привилегий (поскольку являются донорами испанского бюджета, переплачивая туда от 11 млрд. евро до 16 млрд. евро), а вовсе не проблем, обязательно возникающих при борьбе за независимость.

Что это? Сдались без боя? Или схитрили, как Кутузов, который сдал Наполеону Москву, но в итоге выиграл войну и “подарил” Парижу звучное слово “бистро”? Вопрос спорный, потому что понять логику политических лидеров Каталонии сложно. Не понятно, есть ли у них долгосрочный план действий вообще. И какой поворот даст легко прогнозируемая победа сторонников независимости Каталонии на новых региональных выборах 21 декабря.

Также очевидно, что Каталония чувствует себя во многом преданной демократическим сообществом. Ее голос был услышан, но проигнорирован. Никто из лидеров мнений, кроме редактора WikiLeaks Джулиана Ассанжа, не стал открыто помогать каталонцам. Франция, к которой Барселонщина исторически тяготеет, открестилась от нее. Дескать, у нас тут мигранты на голове сидят, “парижский халифат” наступает, а тут еще такое неудобство, как непослушные каталонцы.

Еще одна очевидность: в современном “демократическом” мире право народа на самоопределение – это штамп, применяемый сильными мира сего странами, когда им надо расчленить кого-то послабее. И если за спиной у “сепаратистского медвежонка” нет “мамы медведицы”, которая всех недовольных задушит пудовой лапой, ему предстоит долгий и, возможно, безрезультатный путь к своей мечте.

P.S. Кстати, вы слышали, что курды в Иракском Курдистане тоже провели референдум и, как и каталонцы, проголосовали 90% за создание своего государства?

— И что?

— И ничего.

— А кто такие курды?

— По сравнению с каталонцами почти никто. Потенциальные нелегальные мигранты.

— А, понятно…