Почему же тогда украинские претензии по Крыму очень ограничены? Потому что мы боимся неловким движением создать ситуацию, когда суд случайно признает ответственность России не только за соблюдение прав татар, но и украинского меньшинства? Ну, чтобы не забить гол в свои ворота. Международное правосудие оно же такое заковыристое бывает. Да? Угадал?

Хорошо. Тогда подкидываю идею, чем может закончиться тема №2 – финансирование терроризма. Заметим, что нам в судебном порядке же фактически предписали выполнить Минские соглашения. Мы их, естественно, не выполним, так как “нет на это народной воли”. И что дальше?

А дальше повторяется в несколько другой интерпретации косовский сценарий. Напомню, что косовары требовали автономии. Сербия им в этом отказала (по итогам референдума 1989 года). Косовары подняли бучу, сербы ввели чрезвычайное положение, лидеры сепаратистов Косово объявили о независимости, их поддержали этнические собратья албанцы. В том числе и “военторгом”. Узнаваемо?

Потом началась большая кровавая свалка, которая закончилась вынужденным согласием сербского правительства на ввод в Косово военного контингента НАТО KFOR и переходом края под управление ООН.

Несколько лет Косово управлялось временной администрацией ООН. Прошли выборы – типа под международным контролем. Сербы их не признали и массово эмигрировали. В октябре 2005 года Совет безопасности ООН высказался за начало переговоров о статусе края. 20 февраля 2006 года в Вене при посредничестве специального представителя генерального секретаря ООН Марти Ахтисаари начались переговоры между сербами и косовскими албанцами. Три года они переговаривались, так ни к чему и не пришли.

И тогда “легитимный парламент Косово” обратился в наш любимый Международный суд в Гааге и попросил его ввиду полного и очевидного тупика сложившейся ситуации рассудить: законно ли власти Косово провозгласили независимость или незаконно? Год суд думал, и 22 июля 2010 года признал законность решения властей Косова о провозглашении независимости от Сербии. Ввиду отсутствия другого способа сохранить свою национальную идентичность в результате распада Югославии и последовавших за этим этнических чисток. Так это примерно звучало.

Понимаете, к чему я клоню? Европейское право – оно же прецедентное. Ну, еще годик мы потянем с переговорами в Минске. Ну, еще три годика. А там уже Европе окончательно надоест. Вот возьмет и проведет выборы в ОРДЛО без нас. Пока мы будем путешествовать по ней с безвизом и толстой пачкой денег на туристические расходы.

Не зря же на прошлой неделе СБУ провела обыски в Международном центре политических исследований (МЦПИ), о чем мы писали. И не случайно опытные дипломаты Александр Чалый и Василий Филипчук схватили грант на разработку модели временной международной администрации в Донбассе. Пока это утопия. Но рано или поздно может стать и «антиутопией». Так что господа дипломаты унюхали запах денег: они свою грантовую писанину еще по второму разу кому-нибудь продадут.

Мы тем временем продолжаем «оптимистичничать» по поводу того, что иск все-таки принят Гаагой к рассмотрению. Но это означает лишь то, что нам надо быть крайне осторожными в словах и юридических аргументах. Не повернуть ненароком все так, чтобы пойти за шерстью, а вернуться не просто ощипанными – наголо побритыми. Вот это уже будет полное обломище…