Алла Сурикова: «Андрей Миронов кричал мне: «Всех не перевешаешь»

Киевлянка и режиссер «Человека с бульвара Капуцинов» рассказала, за что на нее обижался Фарада, как актеры пробовали ее «на зубок», почему сравнивает киношников с кобелями и зачем променяла Джигарханяна на Куравлева.

— Алла Ильинична, с приездом на историческую родину!

— Спасибо огромное. Знаете, я хоть и живу в России, но никогда не забываю, что родилась в Киеве. И воспоминания об этом городе у меня всегда самые нежные. Вот сегодня я передала привет школе №90, в которой училась. Еще специально проехалась мимо двора, где жила, — в Музейном переулке, но там все уже давно по-другому — окна европейские, какие-то страшные люди стоят на страже, и это уже совершенно чужой мне дом. Честно, я с удовольствием приехала сюда, чтобы поездить по родным местам, подышать киевским воздухом, пройтись по Андреевскому спуску. Я даже купила магнитик на холодильник в виде кусочка сала с чесноком и перцем.

— А как вам было начинать в украинской режиссуре и как потом оказались в Москве?

— Поступив на высшие режиссерские курсы, я сняла первый свой дипломный фильм «Лжинка, или Маленькая ложь и большие неприятности» и получила за нее всевозможные призы. После была картина студии Довженко «Предположим, ты капитан…». Но, увы, фильм лег на полку. Я знала что картина сама по себе неплохая, просто в картине снимали настоящего козла, у которого был дрессировщик по фамилии Качан, а фамилия главного редактора Госкино тоже была Качан и, видимо, он боялся, что потом его будут всю жизнь называть дрессировщиком. И когда картина пылилась на полке, я решила пожаловаться в родной ЦК партии. Приехала, и меня не пустили, потому что я была в брюках. Я зашла за угол (это было зимой), подкатила брюки, чтобы их не было видно из-под шубы и рванула еще раз. Меня разоблачили, и пока я ездила домой переодевать юбку, этот человек ушел. Если бы не ушел, может быть, он мне чем-то бы помог и я бы не дернулась, а так у меня не было выбора, и я уехала в Москву.

— И как вас приняла Москва?

— Там уже жил мой любимый художественный руководитель Георгий Николаевич Данелия. Он мне дал почитать сценарий Эмиля Брагинского «Суета сует». Я принялась снимать и все никак не могла найти актрису на роль любовницы героя Фрунзика Мкртычана. Она должна была быть обаятельна, но все равно не затенять Галю Польских. И уже отчаялась, уже многие говорили: давайте оставим за кадром эту историю, как по фотографии нашла актрису Анну Варпаховскую. Я ее пригласила и рассказала, что вот в этой роли должна быть какая-то деталь, что вызывала бы раздражение, надоедание, например, бусы, что все время звенят, а она говорит: «Ой, а у меня есть такие бусы», и в какой-то степени это тоже решило эту историю. Тогда же родился мой, так называемый, лозунг: «В актере фокус, на актере свет, все остальное — суета сует».

— За картиной «Суета сует» последовал фильм «Будьте моим мужем», где вы впервые работали с Андреем Мироновым, как это было?

— Мы тогда очень сдружились. Я даже дала ему возможность выбирать актрису для совместной работы на площадке. В общем, Андрей Александрович посмотрел и остановился только на Лене Прокловой. И знаете, между ними было такое чувственное натяжение, которое магическим образом передавалось на экран. Вообще, это важно, когда актеры, ну скажем, чуть-чуть влюблены друг в друга. Например, Игорь Скляр, когда снимался у меня в «Дети понедельника», ухлестывал за Ирой Розановой. Правда, она в это время романилась с моим оператором.

— Легко ли работалось с Андреем Александровичем?

— Ой, на «Будьте моим мужем» был казус. Значит, представьте, Сочи, Юг, пляж и народный любимец Андрей Миронов, вокруг облепленный людьми. Я пытаюсь разогнать толпы поклонников, организовать съемку, кричу: «Уберите женщин от камеры!», Андрюша в ответ: «Всех не перевешаешь!» (смеется). А еще помню, в октябре мы снимали «жаркий» пляж, Андрей плавает в воде, а я сижу в куртке теплой на берегу, и он из воды, делая вид, что ему жарко, громко кричит: «Накиньте на постановщика дубленку». Андрюша — замечательный, удивительный человек, при всей его этой вот «шампанскости» внешнего поведения он очень четкий, очень профессиональный, никогда не опаздывающий и никогда никого не подводивший.

— В картине «Ищите женщину» вы тоже собрали множество прекрасных актеров…

— Для меня это особая картина. Это и встреча с замечательной грузинской актрисой Софико Чиаурели, это и прекрасная работа Лени Куравлева, который говорил: «Алла хотела взять актера с умными глазами (он имел в виду Джигарханяна, я его пробовала на эту роль), но взяла меня, потому что тот актер уже на третьей бы минуте узнал, кто убийца». Вот такая самоирония. А вот Леня Ярмольник попал в картину почти случайно — его с собой привел Саша Абдулов. Что интересно, ему досталась роль Максимэна, на которую я до этого пробовала Семена Фараду. И обиженный Фарада потом долго не мог простить мне, что я предпочла Леню, а не его. Я входила в Дом кино, в зал, а он кричал: «Вот режиссер идет, который снимает Ярмольника». Но потом я его пригласила в картину «Чокнутые», и вот так вот мы подружились заново.

— Сейчас снимается большое количество комедий. На ваш взгляд, есть что-то хорошее?

— Как говорил мой любимый Данелия: «В мире снимается 50—100 комедий, из них успешных — 4—5, почему из этих успешные должны быть у нас?». Это мой принцип, когда я отбираю фильмы на фестиваль. Ну не могут быть все успешные картины, должна быть разная палитра. Из последних на фестивале «Улыбнись Россия», который я сейчас проводила, приз прессы и кинокритики получила картина «Мамы», это не 100% открытая комедия, но очень милая, симпатичная, светлая картина.

— Вы — хрупкая женщина, как же вам удавалось справляться с мужиками-актерами?

— Ну, насчет хрупкой это вы хорошо сказали (смеется)! Мне кажется, режиссеру трудно только первые две картины, потому что тебя как бы проверяют и норовят поднять на тебя заднюю ногу. В принципе, режиссеры вообще подобны кобелям: вот он подходит к кусту, сделал свое дело, а другой режиссер подходит и тоже хочет поднять свою ногу над этим кустом. А все потому, что каждый считает свою режиссуру, свое видение мира — единственным и неповторимым. А актеры же, особенно звездные, когда приходят к молодому режиссеру, проверяют его «на зубок». Хотя для своих актеров я как мать родная, сестра любимая, я их лелею, холю, глажу, надеваю на них утепление, если холодно, подкармливаю их орешками, яблочками, если до перерыва еще далеко, а они хотят есть. А для съемочной группы я довольно часто баба-яга. В одной моей картине Юра Энтин написал такие строчки: «Меня вы знаете так слабо, во мне вы видите врага, а я, во-первых, просто баба и только во-вторых — яга» (смеется).

Ирина Полищук
«Сегодня»

на сайте супер гдз 7 класс решебник русский 4 скачать гдз по немецкому решебник рус 8 класс решение задач интернет решебник по математике бесплатное решебник татар теле 2 класс английский решебник карпюк алла несвит 5 класс решебник гдз пименова решение задач по математике зубарева учебник по русскому гдз гдз тут класс 7 афанасьева решебник задачи гдз тут гдз по химии класс рудзитис решебник по алгебра 7 класс решебник 2011 гдз голицынский решебник по обж 11 класс здесь здесь sitemap дудницын геометрия решебник 9 класс sitemap дудницын геометрия решебник 9 класс sitemap
ссылка sitemap