Режиссер Владимир Грамматиков: «Шла собака по роялю» должен был снимать Данелия»

Кинорежиссер (Усатый нянь», «Шла собака по роялю», «Руки вверх!», «Мио, мой Мио», «Маленькая принцесса», «Привет от Чарли-трубача») рассказал «Сегодня», как пошел в детское кино и после какого фильма помирился с отцом.

— При выборе профессии ваши родители не возражали против того, что вы собираетесь связать свою жизнь с кино?

— Отец еще как возражал! Когда услышал, что собираюсь в артисты – категорично заявил: «Сначала получи нормальный диплом, а потом иди хоть в цирк!». И ослушаться отца – он был государственником, чиновником всю жизнь – мы не смели. У меня же два брата и две сестры – я по возрасту посерединке, и все получили высшее техническое образование. Кроме меня. Я, год промучившись в техническом вузе ушел, поступил на актерский факультет в ГИТИС, а оттуда меня после первого курса забрали в армию на три года. Потом уже штурмовал ВГИК – понял, что хочу быть режиссером. И поступил только с пятой попытки! Все это время отношения с отцом, мягко говоря, у меня были сложные, и они только усугубились после выхода «Усатого няня».

— Что же вас подтолкнуло идти наперекор отцу?

— Не знаю даже…После переезда из Свердловска в Москву я узнал, что есть еще и другая жизнь: кино, актеры, режиссеры…Ведь нашими соседями по лестничной площадке, когда мы из пригорода переехали в дом на Воровского в 47 или 48 году, была семья Никиты Михалкова. Как-то так совпало к моей радости, потому что мы прожили замечательную жизнь. Это сейчас мы сложнее и меньше общаемся и по-разному смотрим на жизнь, что вполне естественно, а тогда я не только гостил у автора гимна Советского Союза – Сергея Владимировича, но и жил у них на даче – хотя у нас была своя огромная госдача. Но мы с Никитой уезжали и проводили вместе все выходные.

— Так вы из мажоров сталинской поры?

— Ну, положение, естественно, было: папа был достаточно большим чиновником, и кремлевский паек, и машины, и прочее, — все было. А какое это отношение и к чему имеет? Я жил не в нищете, милостыню не собирал на Киевском вокзале – нет. Я жил в любви, в большой семье, центром которой была мама. Она ушла из оперных певиц и занималась только детьми. И не было лучше мгновения, когда она садилась за рояль и начинала петь. Замирало все и холодело от восторга, что это твоя мама так может петь! С ее стороны это была абсолютная жертвенность, осознанный поступок, она понимала, что должна быть при детях.

— А уже режиссером, определяясь со своим направлением, вы осознано шли в детское кино?

— Нет, это все случайность — закономерность случайностей или случайная закономерность. Меня распределили на «Мосфильм» в комедийное объединение, руководителем которого был замечательный режиссер Данелия. Мне очень хотелось снимать комедии, я знал, что это и интересно, и прибыльно. Но шли месяцы, а меня все никак «не запускали». И как-то я случайно встретил Юрия Павловича Егорова со студии им. Горького, а я там уже не раз снимался, меня все знали. Вот он и сказал: «Зачем тебе «Мосфильм», приходи к нам — это же твой дом, приноси сценарий и мы тебя сразу «запустим». Я подумал: «Боже, какое счастье!», и принес рассказ Даниила Хармса. Мне сказали — Хармса не надо, вот тебе история по мотивам рассказа Юрия Сотника «Дрессировщики». И я сделал в 76-м смешную короткометражку «Тайфун, фас!». Потом ездил с ней и деньги зарабатывал. Кстати, я это снимал в Ялте – тогда у нас там был филиал киностудии.

— Не жалеете, что ушли от Георгия Данелия?

— У меня ведь было два проекта, связанных с Гией. Да, он когда-то не запустил мою дипломную работу, но потом Господь все вернул в исходную точку. «Шла собака по роялю» — это сценарий, который должен был снимать Данелия! Это по рассказу Виктории Токаревой. И он уже вот-вот начинал его снимать. Но друзья его отговорили: «Гия, что ты знаешь про русскую деревню, чего ты туда лезешь? У тебя же есть смешная история про вертолетчика». И они с Резо Габриадзе сели писать «Мимино». А я попросил этот сценарий у Георгия Николаевича и запустился с фильмом «Шла собака по роялю». После которого, кстати, примирился с отцом – он после премьеры в Доме кино подошел ко мне и обнял.

А второй проект с Данелия – это «Привет от Чарли-трубача». Он мне позвонил в 97-м, тогда была дикая безработица, и спросил: «Володя, что делаешь?». Я ему ответил, что летаю как фанера над Парижем. И Георгий Николаевич сказал: «Приезжай, почитаешь сценарий, если понравится — мы тебя завтра запустим». И мы уехали в Минск и в темпе румбы сняли этот фильм. Быстрее я снимал только свою комедию «Осенние соблазны» в одной декорации с Игорем Ясуловичем и Наташей Фатеевой: месяц подготовки, 25 дней съемки и полтора месяца монтажно-тонировочный период. У Никиты, правда, тоже есть быстрая такая же — с Любшиным и Людой Гурченко «Пять вечеров», он дней за 20-30 ее снял.

— После дипломной короткометражки вы сразу же взялись за фильм «Усатый нянь»?

— Да, буквально через две-три недели, как я сдал свой дебют – мне на студии говорят: «Тебя ищет Лиознова!». Она была тоже руководителем одного из творческих объединений. Мы же все знаем ее «Три тополя на Плющихе», «17 мгновений весны» — та еще тетечка! И если она меня ищет – это что-то серьезное. Пришел к ней, и она мне сразу с порога: «Видела твой «Тайфун», молодец, — энергично, здорово. Хочешь снять полнометражную картину?» Я обомлел: «Кто ж не хочет, Татьяна Михайловна?!» Тогда ведь после ВГИКа до «полного метра» нужно было лет пять ждать сначала ассистентом, потом вторым режиссером. И она мне протягивает сценарий: «Вот, почитай и скажи – возьмешься или нет». Я сразу – да, да, да. Она меня урезонила: «Не спеши, там есть засада».

Я беру сценарий, и у меня ноги подкашиваются – Андрей Вейцлер и Александр Мишарин, авторы сценария моей любимейшей картины Тарковского «Зеркало»! А когда прочитал — сразу и не понял, как это два таких автора написали такую ерунду про детский сад, про какого-то лоботряса Кешу Четвергова. Я приуныл, и друзья меня отговаривали, но тихий ангел мне шепнул: «Рискуй и все будет в порядке». И мы еще месяца полтора переписывали сценарий вместе с Сашей Мишариным, поскольку Андрюша Вейцлер уже ушел из жизни. Так и началась эта история.

— Для Сергея Проханова роль в этом фильме стала суперзвездной…

— Я знал, что для «Усатого няня» будет трудно подобрать детей – 18 бармалейчиков в возрасте от трех с половиной лет, но даже не предполагал, что так непросто будет найти актера на роль Кеши Четвергова. Казалось бы, бери любого молодого актера, поющего и играющего на гитаре — на последнем курсе театральных вузов таких много. Но не тут-то было – мало петь, нужно еще и отношения с детьми выстраивать, а это ни у кого не получалось, и я уже начал паниковать!

И тут появляется нахальный такой Сережа Проханов и заявляет – можете уже никого не искать: вот он я! Хорошо, говорю, давай иди в комнату 202 – налаживай контакт. А дети же, убирая одного претендента за другим, уже в азарт вошли: такое вытворяли! Ну и как обычно: шум-гам, крики и вдруг – тишина. Думаю – доэксперементировался. Тихо открываю дверь: Сережа извивается на ковре и говорит им: «Мы — рыбы, а рыбы молчат». И вижу детей, которые смотрят на него влюбленными глазами. Потом они еще полетали бабочками, и я понял – герой есть. И все у нас весело так состоялось.

— Как удавалось вам управлять детским садом на съемочной площадке?

— Конечно, это было непросто еще и потому, что по тем советским законам 4-летний ребенок мог сниматься только 4 часа. А за исполнением законов тогда следили. И я пошел на такую авантюру: дал задание найти в Москве 18 пар близнецов. Понимаете идею? Утром снимаю Маню, вечером Таню…Но моя гениальная идея рухнула – похожие внешне дети оказались противоположными по характеру! И в итоге у меня только одна пара девочек снималась. Кстати, мальчик Антон, который в фильме книжку читает, – сейчас вице-президент «Альфа-банка», а половина детей – уехали в Америку. Почему? Не знаю – я не виноват (смеется).

— С Прохановым вы позже еще работали вместе?

— Нет. Пересекались только на разных фестивалях. Но недавно год-полтора назад он вдруг позвонил мне и говорит: «Давай снимем «Усатый нянь-2». Сумасшедший человек. Это невозможно – ушло то время, то обаяние и очарование жизни, мое по крайней мере, когда ты наполнен этой энергией и можешь сделать это. А я сейчас, кроме ужаса и паранойи, ничем не наполнен (смеется). Я понимаю, что директором детсада был бы Сережа Проханов вместо Люды Шагаловой, и внуки тех детей… Но эта идея вся эфемерная, и дело не в том, какая там тема была заложена – это все для Минкульта, а для зрителей было ощущение легкой, непритязательной, звонкой истории.

«Сегодня»

на сайте супер гдз 7 класс решебник русский 4 скачать гдз по немецкому решебник рус 8 класс решение задач интернет решебник по математике бесплатное решебник татар теле 2 класс английский решебник карпюк алла несвит 5 класс решебник гдз пименова решение задач по математике зубарева учебник по русскому гдз гдз тут класс 7 афанасьева решебник задачи гдз тут гдз по химии класс рудзитис решебник по алгебра 7 класс решебник 2011 гдз голицынский решебник по обж 11 класс здесь здесь sitemap дудницын геометрия решебник 9 класс sitemap дудницын геометрия решебник 9 класс sitemap
ссылка sitemap